СДАМ ГИА: РЕШУ ЕГЭ
Образовательный портал для подготовки к экзаменам
Литература
≡ литература
сайты - меню - вход - новости


Задания
Версия для печати и копирования в MS Word
Задание 4 № 1432

Оформ­ляя свою по­куп­ку, Чи­чи­ков встре­ча­ет­ся в го­ро­де не толь­ко с Ма­ни­ло­вым, но и с дру­ги­ми ли­ца­ми. Уста­но­ви­те со­от­вет­ствие между пер­со­на­жа­ми и ци­та­та­ми, ко­то­рые опи­сы­ва­ют их дей­ствия или ил­лю­стри­ру­ют их по­ве­де­ние. К каж­дой по­зи­ции пер­во­го столб­ца под­бе­ри­те со­от­вет­ству­ю­щую по­зи­цию из вто­ро­го столб­ца.

 

ПЕР­СО­НА­ЖИ   ЦИ­ТА­ТЫ

A) Иван Ан­то­но­вич «кув­ши­ное рыло»

Б) по­ли­цей­мей­стер

B) Со­ба­ке­вич

 

1) «вышел из ком­на­ты, ска­зав­ши Пет­руш­ке: "Сту­пай раз­де­вать ба­ри­на!"»

2) «при­стро­ил­ся к осет­ру и... в чет­верть часа с не­боль­шим доел его всего»

3) «ска­зал по­ти­хонь­ку Чи­чи­ко­ву: "Кре­стьян на­ку­пи­ли на сто тысяч, а за труды дали толь­ко одну бе­лень­кую"»

4) «был среди граж­дан со­вер­шен­но как в род­ной семье, а в лавки и в го­сти­ный двор на­ве­ды­вал­ся, как в соб­ствен­ную кла­до­вую»

 

За­пи­ши­те в ответ цифры, рас­по­ло­жив их в по­ряд­ке, со­от­вет­ству­ю­щем бук­вам:

AБВ
   

 

В от­ве­те пе­ре­чис­ли­те в со­от­вет­ству­ю­щем по­ряд­ке но­ме­ра вер­ных ва­ри­ан­тов в без про­бе­лов и за­пя­тых.


Прочитайте приведённый ниже фрагмент произведения и выполните задания В1—В7; C1, С2.

 

Не успел он <Чичиков> выйти на улицу, размышляя обо всём этом и в то же время таща на плечах медведя, крытого коричневым сукном, как на самом повороте в переулок столкнулся с господином тоже в медведях, крытых коричневым сукном, и в тёплом картузе с ушами. Господин вскрикнул, это был Манилов. Они заключили тут же друг друга в объятия и минут пять оставались на улице в таком положении. Поцелуи с обеих сторон так были сильны, что у обоих весь день почти болели передние зубы. У Манилова от радости остались только нос да губы на лице, глаза совершенно исчезли. С четверть часа держал он обеими руками руку Чичикова и нагрел её страшно. В оборотах самых тонких и приятных он рассказал, как летел обнять Павла Ивановича; речь была заключена таким комплиментом, какой разве только приличен одной девице, с которой идут танцовать. Чичиков открыл рот, ещё не зная сам, как благодарить, как вдруг Манилов вынул из-под шубы бумагу, свёрнутую в трубочку и связанную розовою ленточкой, и подал очень ловко двумя пальцами.

— Это что?

— Мужички.

— А! — он тут же развернул её, пробежал глазами и подивился чистоте и красоте почерка. — Славно написано, — сказал он, — не нужно и переписывать. Ещё и каёмка вокруг! кто это так искусно сделал каёмку?

— Ну, уж не спрашивайте, — сказал Манилов.

— Вы?

— Жена.

— Ах боже мой! мне, право, совестно, что нанёс столько затруднений.

— Для Павла Ивановича не существует затруднений.

Чичиков поклонился с признательностью. Узнавши, что он шёл в палату за совершением купчей, Манилов изъявил готовность ему сопутствовать. Приятели взялись под руку и пошли вместе. При всяком небольшом возвышении, или горке, или ступеньке Манилов поддерживал Чичикова и почти приподнимал его рукою, присовокупляя с приятною улыбкою, что он не допустит никак Павла Ивановича зашибить свои ножки. Чичиков совестился, не зная, как благодарить, ибо чувствовал, что несколько был тяжеленек. В подобных взаимных услугах они дошли наконец до площади, где находились присутственные места; большой трехэтажный каменный дом, весь белый, как мел, вероятно для изображения чистоты душ помещавшихся в нём должностей; прочие здания на площади не отвечали огромностию каменному дому. Это были: караульная будка, у которой стоял солдат с ружьём, две-три извозчичьи биржи и наконец длинные заборы с известными заборными надписями и рисунками, нацарапанными углём и мелом; более не находилось ничего на сей уединённой, или, как у нас выражаются, красивой площади. Из окон второго и третьего этажа иногда высовывались неподкупные головы жрецов Фемиды и в ту ж минуту прятались опять: вероятно, в то время входил в комнату начальник. Приятели не взошли, а взбежали по лестнице, потому что Чичиков, стараясь избегнуть поддерживанья под руки со стороны Манилова, ускорял шаг, а Манилов тоже, с своей стороны, летел вперёд, стараясь не позволить Чичикову устать, и потому оба запыхались весьма сильно, когда вступили в тёмный коридор. Ни в коридорах, ни в комнатах взор их не был поражён чистотою. Тогда ещё не заботились о ней; и то, что было грязно, так и оставалось грязным, не принимая привлекательной наружности. Фемида просто, какова есть, в неглиже и халате принимала гостей. Следовало бы описать канцелярские комнаты, которыми проходили наши герои, но автор питает сильную робость ко всем присутственным местам. Если и случалось ему проходить их даже в блистательном и облагороженном виде, с лакированными полами и столами, он старался пробежать как можно скорее, смиренно опустив и потупив глаза в землю, а потому совершенно не знает, как там всё благоденствует и процветает. Герои наши видели много бумаги и черновой и белой, наклонившиеся головы, широкие затылки, фраки, сертуки губернского покроя и даже просто какую-то светло-серую куртку, отделившуюся весьма резко, которая, своротив голову набок и положив её почти на самую бумагу, выписывала бойко и замашисто какой-нибудь протокол об оттяганьи земли или описке имения, захваченного каким-нибудь мирным помещиком, покойно доживающим век свой под судом, нажившим себе и детей и внуков под его покровом, да слышались урывками короткие выражения, произносимые хриплым голосом: «Одолжите, Федосей Федосеевич, дельцо за N 368!» «Вы всегда куда-нибудь затаскаете пробку с казённой чернильницы!» Иногда голос более величавый, без сомнения, одного из начальников, раздавался повелительно: «На, перепиши! а не то снимут сапоги и просидишь ты у меня шесть суток не евши». Шум от перьев был большой и походил на то, как будто бы несколько телег с хворостом проезжали лес, заваленный на четверть аршина иссохшими листьями.

 

Н. В. Гоголь «Мёртвые души»

Пояснение.

Иван Ан­то­но­вич «кувшиное рыло» «сказал по­ти­хонь­ку Чичикову: "Крестьян на­ку­пи­ли на сто тысяч, а за труды дали толь­ко одну беленькую"».

Полицмейстер «был среди граж­дан со­вер­шен­но как в род­ной семье, а в лавки и в го­сти­ный двор наведывался, как в соб­ствен­ную кладовую».

Собакевич «пристроился к осет­ру и... в чет­верть часа с не­боль­шим доел его всего».

 

Ответ: 342.

Источник: ЕГЭ по литературе 13.06.2013. Основная волна. Дальний Восток. Вариант 1.